Он почувствовал это лишь после того, как сделал пять или шесть шагов. Сначала это напомнило сокращение мышцы чуть повыше бедра, затем появилось ощущение чего-то влажного и липкого. Увидев кровь, Беккер понял, что ранен. Боли он не чувствовал и продолжал мчаться вперед по лабиринтам улочек Санта-Круса. Халохот настойчиво преследовал свою жертву. Вначале он хотел выстрелить Беккеру в голову, но, будучи профессионалом, решил не рисковать. Целясь в торс, он сводил к минимуму возможность промаха в вертикальной и горизонтальной плоскостях.

Это полная каша. – Это где-то здесь, – твердо сказала Сьюзан.  – Надо думать. Есть различие, которое мы все время упускаем. Что-то очень простое. – Ой, дорогие мои… – сказала вдруг Соши.

Он разыграл звонок по телефону. И в результате одолел Хейла, освободил Сьюзан и выиграл время для переделки Цифровой крепости. Сьюзан с опаской посмотрела на связанного шифровальщика. Стратмор сидел на диване, небрежно положив берет-ту на колени. Вернувшись к терминалу Хейла, Сьюзан приступила к линейному поиску. Четвертая попытка тоже не дала результата. – Пока не везет.

 – Она вздохнула.

 – Быть может, придется ждать, пока Дэвид не найдет копию Танкадо. Стратмор посмотрел на нее неодобрительно. – Если Дэвид не добьется успеха, а ключ Танкадо попадет в чьи-то руки… Коммандеру не нужно было договаривать. Сьюзан и так его поняла. Пока файл Цифровой крепости не подменен модифицированной версией, копия ключа, находившаяся у Танкадо, продолжает представлять собой огромную опасность.

– Когда мы внесем эту поправку, – добавил Стратмор, – мне будет все равно, сколько ключей гуляет по свету: чем их больше, тем забавнее.

– Я их сразу узнаю. Он гулял в парке с подружкой. Беккер понял, что с каждой минутой дело все больше запутывается. – С подружкой. Немец был не .

Канадец. – Да. Он вызвал скорую. Мы решили уйти. Я не видела смысла впутывать моего спутника, да и самой впутываться в дела, связанные с полицией. Беккер рассеянно кивнул, стараясь осмыслить этот жестокий поворот судьбы. Она отдала это чертово кольцо. – Я пыталась помочь умирающему, – объясняла Росио.  – Но сам он, похоже, этого не. Он… это кольцо… он совал его нам в лицо, тыкал своими изуродованными пальцами.

Он все протягивал к нам руку – чтобы мы взяли кольцо.

Я не хотела брать, но мой спутник в конце концов его .

Существовал только один разумный путь – выключить. Чатрукьян знал и то, что выключить ТРАНСТЕКСТ можно двумя способами. Первый – с личного терминала коммандера, запертого в его кабинете, и он, конечно, исключался.

Конечно, он должен был проверить все показатели, но единственная цифра, которая по-настоящему всегда интересовала директора, – это СЦР, средняя цена одной расшифровки. Иными словами, СЦР представляла собой оценочную стоимость вскрытия ТРАНСТЕКСТОМ одного шифра. Если цена не превышала тысячи долларов, Фонтейн никак не реагировал. Тысчонка за сеанс.

Бринкерхофф ухмыльнулся. Деньги налогоплательщиков в действии.

Когда он начал просматривать отчет и проверять ежедневную СЦР, в голове у него вдруг возник образ Кармен, обмазывающей себя медом и посыпающей сахарной пудрой. Через тридцать секунд с отчетом было покончено. С шифровалкой все в полном порядке – как. Бринкерхофф хотел было уже взять следующий документ, но что-то задержало его внимание. В самом низу страницы отсутствовала последняя СЦР.

Тело его обгорело и почернело. Упав, он устроил замыкание основного электропитания шифровалки. Но еще более страшной ей показалась другая фигура, прятавшаяся в тени, где-то в середине длинной лестницы. Ошибиться было невозможно.

Мидж хотела возразить, но прикусила язык. И прижала ладонь к горлу. – В шифровалке вырубилось электричество. Фонтейн поднял глаза, явно удивленный этим сообщением. Мидж подтвердила свои слова коротким кивком. – У них нет света.

Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк. – Боже всемилостивый, – прошептал Джабба. Камера вдруг повернулась к укрытию Халохота. Убийцы там уже не .

Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах – смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус. Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных – он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ.

Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус.

Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры. После этого он позвонил бы Стратмору, считал пароль с кольца на своем пальце и в последнюю минуту спас главный банк данных АНБ.

– Она направилась к двери. – Ты уходишь. – Ты же знаешь, что я бы осталась, – сказала она, задержавшись в дверях, – но у меня все же есть кое-какая гордость. Я просто не желаю играть вторую скрипку – тем более по отношению к подростку. – Моя жена вовсе не подросток, – возмутился Бринкерхофф.

Наличными, прямо сейчас, – сказал Беккер, доставая из кармана пиджака конверт. Я очень хочу домой. Росио покачала головой: – Не могу. – Почему? – рассердился Беккер. – У меня его уже нет, – сказала она виноватым тоном.  – Я его продала. ГЛАВА 33 Токуген Нуматака смотрел в окно и ходил по кабинету взад-вперед как зверь в клетке.

Kelly Clarkson – I Do Not Hook Up – Columbus, GA – 12/11/09 – Live